От автора. Вместо предисловия

Один есть путь – путь истины,
все остальные – не пути!
Гомер

Желание написать об истории своей семьи и, особенно, лично свою историю жизни в семье и обществе возникло не случайно, а в достаточно зрелом возрасте. Такое стремление вполне понятно и объясняется, на мой взгляд, тем, что в детском и в юношеском возрасте ещё не можешь дать объективную оценку увиденному событию или даже участию в нем, и оно как картинка остается в памяти на долгие годы. Конечно, если память человека к этому готова. Я лично не думаю, что кто-либо в пеленочном возрасте в то время, когда няня над ним пела «ладушки», хлопая в ладоши, размышлял над тем, сколько он в следующий раз выпьет у бабушки бражки? И у какой из бабушек бражка хмельнее?

- Ладушки, ладушки, /где были? - У бабушки./ - Что ели? – Кашку. / - Что пили? – Бражку. / Кашка сладенька, / бражка хмельненька!


УДК 94(470) + 929.5


Цыпленков В.П.
Эпоха. Автобиографическая хроника. – СПб, 2014. – 272 с.

В автобиографической хронике профессор Санкт-Петербургского университета рассказывает о происхождении свой семьи и фактах собственной жизни в городе Ленинграде до войны, во время блокады, на фронте, в послевоенный период. Период активной жизни ученого совпал по времени с эпохой социализма в России.
Книга представляет интерес для историков, социологов, биологов, этнографов.

В сети Интернет – http://www.pzarch.h1.ru/epoch/

А professor of St. Petersburg University in the autobiographical chronicle talks about the origin of his family and the facts of his own life in Leningrad before the war, during the siege at the front, in the postwar period. The period of active life of a scientist coincided with the era of socialism in Russia.
The book is of interest to historians, sociologists, biologists, anthropologists.

Оглавление

  1. От автора. Вместо предисловия
  2. Пророчество Иоанна Кронштадтского
  3. Наука и церковь
  4. Имена на обломках самовластья
  5. Смерть и жизнь
  6. О вере в Бога и Буку
  7. Саша Дорковская
  8. Охотники за привидениями
  9. Дом на Смольном
  10. Три источника знаний ребенка
  11. «Дворовые» дети
  12. Соучастник или свидетель?
  13. Школа
  14. Воспитатели отца
  15. Ловите миг удачи
  16. Художник Цыпленков и Смерть
  17. Военные потери мирного времени
  18. Весна 41-го
  19. Предчувствие беды
  20. Блокадная школа
  21. Коварство голода
  22. Ложь и плоть
  23. Спасение на переднем крае фронта
  24. Земная жизнь воздушной армии
  25. Операция «Багратион»
  26. Последний бой последней мировой войны
  27. Плюсы и минусы гражданской жизни
  28. Двенадцать коллегий
  29. Отцовство
  30. Встречи и расставания
  31. Лес на Ворскле
  32. Марки с Докучаевым и внучка Менделеева
  33. Моя семья и другие животные
  34. Генеалогическое древо
  35. Заключение
Позже я узнал, что ученые-физиологи доказали, что высшая нервная система у новорожденного не вполне сформирована, и отдельные её центры продолжают развиваться какое-то время уже после появления человека на свет.
Моя память стала фиксировать события в возрасте после трех лет и далее, что я и называю активным периодом моей жизни. По ходу своих многолетних наблюдений я пришел к выводу, что об истории любой семьи можно с уверенностью сказать, что, как бы она ни казалась простой-будничной, но и в ней могут происходить очень интересные события, о которых можно отдельно судить, описывая в рассказах.
В моей жизни на примерах родных и близких мне людей я познакомился с массой интересных случаев, которые, обычно, и составляют нашу общую историю, и не только одной семьи, но и всей страны. Обидно, что о таких фактах своей истории, часто, стесняются говорить, стараются не вспоминать и, уж тем более, писать открыто. В связи со сказанным не следует забывать, что, когда я начал свой жизненный путь, со дня отмены царизма и нормального капитализма прошло не более восьми лет. А если уж строго подходить к социализму, то и он выстроился позже моего рождения. Напомним, что первая пятилетка, давшая старт «социалистическому строительству», началась в 1928 году. По этой причине можно твердо сказать, что взрослое мое окружение ещё недавно было прочно связано с частной собственностью и религией, что эти привычные для них категории позже стали именовать «родимыми пятнами» капитализма.
Уже в раннем детстве на примере одной только нашей семьи (родни) я узнал о делении общества на дворян, мещан и даже крепостных крестьян, а уже значительно позже встретился с членами разных политических партий и религиозных конфессий. В широком плане, уже когда стал коллекционировать почтовые марки и более серьезно интересоваться историей, я узнал о смене политических курсов и идеологий, религиозных взглядов, о защите и распаде крупных государств. Возможно, что и по этой причине мне показалось обидным то, что в отдельных семьях их удивительная история рода, складывающаяся на протяжении весьма длительного времени, не фиксировалась документально, а, порой, и вовсе скры-валась по ряду «причин», характерных для каждого времени, а если и передавалась, то только устно и то отдельным членам последующего поколения, а могла и совсем потеряться, забыться с годами. Лично мне показалось, что такими причинами во все времена были, в первую очередь, определенные политические взгляды не соответствующие правящей власти и поддерживающей её партии, которая и становится со временем основной и единственной политической силой, а её идеология – государственной. Публичные высказывания своих особых взглядов, не соответствующих генеральной линии правящей партии и государственной идеологии, строго наказывалось во все времена. Яркими примерами могут слу-жить деяния инквизиции.
Более мелкими причинами стеснительности семейных историографов на нашей памяти могут быть названы социальное происхождение человека («лишенцы») и в некоторых случаях национальность (нация). Правда, в последнее время это уже сглаживается.
Признаюсь, что любовь к исторической науке, к истории зарождалась во мне ещё уже тогда, когда я слушал рассказы моего отца о превратностях его судьбы, и усиливалась с накоплением моего жизненного опыта, при встречах с интересными людьми и беседах с ними. После ряда крупных (заметных) смен и перемен в истории уже нашей страны, а ещё и когда у меня появилось больше свободного времени, сложилось свое суждение по некоторым (отдельным) вопросам, я стал задумываться о целесообразности, необходимости поделиться своими наблюдениями.
Не следует забывать, что ещё и в 1941 году случилось крупнейшее потрясение в нашей общей жизни. 22 июня разразилась Великая Отечественная война, как апофеоз Второй мировой войны, начавшейся 1 сентября 1939 года, изменившая судьбы многих людей. Для меня это было особенно памятно, так как на многие годы вырвало из привычной семейной спокойной жизни, прервало школьную учебу. Я лично участвовал в обороне Ленинграда и переживал самые страшные месяцы блокадного ужаса. В период фронтовой жизни в разных армиях и на разных фронтах мне встречались героические личности, с некоторыми я встретился и после окончания войны.
Бегут года, уходят люди, все меньше остается свидетелей прошлых исторических событий. Сам же интерес к этим удивительным событиям, как обычно, с годами не уменьшается, а растет. На мой взгляд, объясняется такой интерес ещё и тем, что, когда ты читаешь какой-либо современный рассказ, основанный на воспоминаниях, и понимаешь, что автор пишет о том, чего он сам видеть не мог, возникают сомнения. Значит, он пишет с чьих-либо слов, о чем должен был бы уведомить читателя. Если же он сам фантазирует, то такое нельзя допускать в описании исторических фактов. По-настоящему, автор должен убедить читателя в достоверности тех историй и фактов, о которых он пишет в своем рассказе, чтобы ими можно было, не стесняясь, пользоваться в будущем.
От себя скажу ещё, что мой рассказ, как я себе его представляю, адресован целенаправленно внукам и правнукам, и не только моим, а и внукам и правнукам тех, кто в годы лихолетья, не щадя своих сил и жизни, совершал рядом со мной героические поступки, значение которых могло и не дойти до их потомков. Вот по этой причине я и позволил себе, описывая отдельные события, приводить, по возможности, настоящие имена и фамилии участников, чтобы читающие этот рассказ, узнавшие и вспомнившие по этим именам и фамилиям тех, кого я назвал, могли гордиться своими героическими предками.
Поскольку жизнь нашей семьи была тесно связана с событиями в стране, то и описание своей истории в рассказе я решил разделить на отдельные крупные этапы.

1. Первый этап от рождения моего отца, формирования моей будущей семьи и до момента моего рождения.

2. Второй этап от моего рождения и до поступления в школу. 1925 – 1931 годы.

3. Школьный период . 1931 – 1941 годы.
Мой школьный период был необычно сложен и растянулся почти на два десятилетия. Он захватил или, правильнее, его захватили война, блокада Ленинграда, фронт и служба в Армии за пределами Советского Союза. Таким образом, поступил я в школу в 1931 году, а окончил в 1951 году, когда получил аттестат зрелости.

4. Великая Отечественная война и служба в Советской Армии . 1941 – 1950 годы.
Этот этап жизни включает всю войну до 1945 года в действующей Армии и на фронте и ещё пять лет после окончания войны уже в мирное время за пределами России.

5. Период, посвященный Государственному университету (учеба, семья, работа). 1951 – 1992 годы.
Начинается этап жизни с получения аттестата зрелости и учебы в Ленинградском университете.


Предыдущая глава Следующая глава
Пророчество Иоанна
Кронштадтского

Комментариев нет :

Отправить комментарий